Авторизация

Публикации: Инвестиции замедлились

30 октября 2008, просмотров: 8811, Категория - Итоги » инновации и инвестиции
в избранное
Уже в ближайшие годы Сибири грозит дефицит электроэнергии. На территории СФО реализуются и планируются к реализации десятки масштабных проектов, каждый год строятся миллионы квадратных метров жилья, растет и электропотребление домашних хозяйств. Вместе с тем инвесторы пока не спешат вкладывать в энергетику регионов, тарифы на электроэнергию которых в разы ниже, чем в европейской части. Об этих проблемах и возможных путях их решения говорили участники регионального круглого стола «Инновационное развитие энергетического комплекса: проблемы, перспективы».

Тамара Шибаева, директор Института проектирования энергосистем:
— Наш институт постоянно занимается разработкой энергобалансов Сибири. И если 5–10 лет назад энергобалансы были устойчивыми, а схемы развития отслеживались, то в настоящее время балансовая ситуация меняется очень резко. В 2007 году на базе запросов ко всем потребителям электроэнергии, опросов генерирующих компаний по планам ввода мощностей мы разработали схему развития энергосистемы Сибири до 2020 года. И тогда ситуация выглядела вполне благополучной: по территориям Сибири были обеспечены приемлемая динамика и надежный энергобаланс до 2020 года.

В этом году мы актуализировали прогноз электропотребления, сделанного в 2007 году. Если в прошлом прогнозе, оценивая заявки потребителей и территорий, мы к 2010 году ожидали объема потребления в 223 млрд киловатт, то теперь у нас ожидается на 10 млрд больше. К 2015 году количество необходимых мощностей возрастает еще на 30 млрд киловатт. Это обусловлено тем, что темпы развития крупных городов превышают ранее заложенные: развиваются социальная сфера, жилищное строительство. Во многих городах — Красноярске, Омске, Междуреченске, Томске — уже сейчас не хватает электрических мощностей. Наиболее крупными потребителями, которые уже подали объемы будущего потребления, являются игорная и особая экономическая зоны на Алтае, алюминиевое производство и сталеплавильные заводы в Иркутской области, строящийся сейчас алюминиевый завод в Красноярском крае, развитие ЦБК и новых перерабатывающих комплексов и ГОКов в зоне Приангарья. Планирует наращивать свои нагрузки Кузбасс. В Новосибирской области строится цементный завод в Искитиме, логистический центр заявляет высокие нагрузки. В Томской области большие объемы потребления приходятся на освоение Бакчарского месторождения, повышенные нагрузки называет «Томскнефтьэнерго». Строительство железной дороги Кызыл–Куракино, увеличение нагрузки Саянского алюминиевого завода, электрификация железной дороги Карымская–Забайкальская, развитие Удоканского и Илимского ГОКов — все это требует повышенного энергоснабжения.

Что касается вводов, то подтвержденных инвесторами сейчас меньше, чем намечалось ранее. С 2009 года уходят крупные электростанции, ранее планируемые к вводу: сдвигается ввод Богучанской ГЭС и Березовской ГРЭС. По уточненному актуализированному балансу в ОЭС Сибири существующие сейчас 38,3 гигаватта к 2020 году планируется довести до 55 гигаватт. За счет выбытия снижается потенциал работающих сейчас электростанций: от 37,5 современных гигаватта до 35,3 гигаватта в перспективе. Разницу нужно обеспечить новыми мощностями, но объявленные вводы не обеспечивают потребность в энергии. В 2009 году дефицит составит 800 мегаватт, в 2010 году — 700 мегаватт, в 2011-м — 700, в 2012-м — 300 мегаватт, в 2014 году — 100 мегаватт.

Сейчас же более 3000 мегаватт установленной мощности приходится на устаревшее оборудование. Мы очень тяжело прошли осенне-зимний период 2007–2008 гг. Максимум нагрузок электропотребления приблизился к ранее достигнутому в 1989 году. В этот период работали без требуемого резерва мощности. Если нормированный запас мощности — 12%, то в прошлую зиму он был меньше. Дефицит составил более 300 мегаватт. Наши электростанции работали со значительной перегрузкой, то есть были загружены выше располагаемой мощности. Наиболее загруженными станциями были Абаканская ТЭЦ, Березовская ГРЭС, Канская ТЭЦ, Красноярская ГРЭС–2, Омская ТЭЦ, Харанорская ТЭЦ, Читинская ТЭЦ–2, Томская ГРЭС–2, Томская ТЭЦ–3. Они работали на пределе своих технических возможностей.

Мы можем обеспечить электроснабжение, но при сниженном резерве мощности — до 10–11% вместо 13%. Естественно, это угроза безопасности. Наши электростанции вынуждены работать на пределе своих технических возможностей, то есть со сниженным эксплуатационным резервом. Это связано с нехваткой самих генерирующих мощностей, а с другой стороны — с вводом новых потребителей с плотным графиком нагрузки.

Сергей Кожемяко, генеральный директор ТГК–11:
— Не думаю, что ликвидация РАО ЕЭС оказала какое-то серьезное влияние на подготовку энергокомпаний к зиме. Все участники рынка знали, что холдинг прекратит существование, и были готовы к этому. После 1 июля у государства остались все рычаги управления работой отрасли. Более того, Министерство энергетики своими первыми действиями дает четко понять — контроль обеспечения надежности и качества энергоснабжения будет только усилен. А с другой стороны, Минэнерго не только строго спрашивает, но и помогает в форс-мажорных ситуациях. Так было, например, в сентябре, когда благодаря его поддержке удалось снять остроту проблемы транспортировки угля на целый ряд сибирских электростанций.

Также отмечу тот факт, что новые владельцы и топ-менеджеры энергокомпаний, ранее входивших в РАО ЕЭС, прекрасно понимают — эта зима особая. Она первая, которую энергетика страны проходит в новых условиях, и, безусловно, ее результаты будут не только проверкой на прочность конфигурации, созданной в ходе реформы, но в первую очередь серьезным экзаменом на профпригодность каждого руководителя.

Валентин Шаталов, вице-президент Сибирской Энергетической ассоциации:
— Одним из центральных вопросов является вопрос по выводу старого оборудования: будет ему добавляться время эксплуатации или нет, год еще протянем или не протянем.

Тамара Шибаева: — Каждый год проводится исследование состояния металла, из которого сделано оборудование. И на основании этого определяется его индивидуальный ресурс. Работу одного оборудования могут продлить на 10 лет, другого — на 2–3 года, а какого-то — всего на 1 год. После реконструкции и модернизации немного продляется срок отработки. Каждая энергосистема издает форму состояния оборудования по котлам, генераторам, турбинам.

К сожалению, генерация не спешит вводить свои мощности и по причине «длинных» инвестиций, а в современной обстановке вкладывать в долгосрочные проекты никто не хочет.

Юрий Травников, советник генерального директора по техническим вопросам Сибирского ЭНТЦ:
— В Сибири тепловую станцию можно построить только на угле. Стоимость ее строительства в два раза больше, чем строительства газовой, кроме того, газовые строятся в два раза быстрее угольных. И третьей составляющей являются тарифы на электроэнергию, за счет которых, по идее, инвесторы и должны окупать свои вложения. Но в Сибири они в два раза меньше, чем в европейской части страны. Поэтому наши институты предпринимали несколько попыток обосновать строительство угольных генераций, но никакой инвестор не будет рисковать своими средствами, вкладывая деньги в заведомо убыточный проект. Все, что сейчас строится в европейской части, будет работать на газе. Сибирь в этом плане в настоящее время попала в патовую ситуацию. И, на мой взгляд, решить проблему энергетики Сибири можно только с участием государства и правительства.

Евгений Дзинтер, руководитель проекта компании «ТрансМетКокс»:
— А я считаю, что проблему дефицита генерирующих мощностей в СФО можно решить за счет инновационных технологий. Зольность, серность и влажность углей играют ключевую роль в функционировании энергетического комплекса. Существующие сейчас мощности используются не полностью. Это можно исправить за счет внедрения технологий, которые позволят работать станциям на угле с нулевым выбросом: так называемые «чистые» угольные установки со сжиганием топлива в кипящем слое. Также на рынке уже присутствует технология обогащения энергетических углей, в которой используется концентрат, сделанный из углей с низкой зольностью. Кроме того, можно повысить калорийность используемого на электростанциях угля. В России средняя калорийность используемых на станциях топлива составляет 4600 килокалорий, в Японии — 7000 килокалорий. Можно предложить идею создания теплоэнергостанций рядом с месторождением углей, что позволит гибко регулировать энергопотребление и своевременно реагировать на изменение спроса. Внедрение технологий по сжиганию угля в кипящем слое позволит снизить экологические выбросы.

Сергей Кожемяко: — Если говорить о предстоящей зиме, уверен, что негативного влияния на надежность мировой финансовый кризис не окажет. Все, что было необходимо сделать для нормального прохождения максимума нагрузок, сделано: проведены ремонты, накоплены запасы топлива.

Но в то же время есть и тревожные симптомы. Прежде всего риск появления неплатежей за энергию. В свое время мы с огромным трудом решили эту проблему. Если сегодня спираль неплатежей вновь начнет раскручиваться, последствия для отрасли могут быть крайне тяжелыми. Очень важно не допустить такого варианта развития событий.

Есть и другая причина для беспокойства: если период нестабильности на финансовых рынках затянется, это, безусловно, отразится на выполнении инвестиционных программ энергокомпаний. Уже сегодня мы ощутили на себе резкое ужесточение кредитной политики банков. Возможности привлечения «длинных» денег, необходимых для модернизации существующих и строительства новых мощностей, значительно сократились. В разы упала биржевая стоимость акций энергокомпаний, что тоже уменьшает возможности кредитования. А ведь у всех нас подписаны договоры на выдачу мощности, невыполнение которых влечет за собой колоссальные штрафы.

Поэтому, я считаю, здесь нужно государственное решение. Мы выполним взятые на себя обязательства, но нам необходима поддержка.
АНАСТАСИЯ БЕЛЕНКОВА